?

Log in

Джимми & Ди

Бестселлер (?) в режиме on-line

Name:
Наталья Бархатова
Birthdate:
11 August
External Services:
  • dzhimbodi
  • dzhimbo_di@livejournal.com
  • reeldee


Воплощение мечты многочисленных фанатов Поп-Титана - возможность почувствовать себя приближенным к своему кумиру, проживая с ним день за днем!

Литературный сериал, сюжет которого строится вокруг вымышленного пятилетнего мальчика-инвалида из екатеринбуржского детдома и Дитера Болена (Modern Talking).

По сюжету, Д. Болен - опекун и лучший друг ("старший брат"), который помогает малышу найти свое место под солнцем и начать новую жизнь в Германии. А заодно пытается доказать немецкому обществу, что у "гадкого и беспринципного" Поп-Титана сердце и совесть все-таки есть.

Присоединяйтесь! Каждый день - новая главка - новый поворот сюжета. Такого еще никто не делал!

Foto2

Ведутся переговоры с Д. Боленом об официальном запуске проекта . Германия относится к проекту положительно, шансы на успех есть. Промо-версия - в библиотеках "Либрусек" и "Флибуста".





Авторская и в авторском же исполнении визитка Джимми и Тилли "Are you ready?": http://prostopleer.com/tracks/5716747W5wj

Если дело дойдет до экранизации, я бы хотела лично исполнить песни для саундтрека. Голос у меня детский, рэп - моя стихия, чем мучить детишек, которым еще в роли вживаться, лучше я сама все сделаю. :)

Приглашаются спонсоры (в том числе информационные) и меценаты.

Синопсис авторского сценария на русском языке: http://dzhimbo-di.livejournal.com/17046.html

ДЕМО.

Глава 20.

- Сожалеем, господин Болен, но в нашу клинику Вам вход запрещен, - объявил молодой человек в белом халате, едва троица вошла в здание.

- То есть как это - запрещен? - переспросил Дитер, уставившись на него как на сумасшедшего.

Все кто был в тот момент в холле мигом навострили уши, предвкушая шоу. Харун, затравленно озираясь, потянул кумира за рукав, но тот уже приготовился к бою.

- Приказ главного врача, - извиняющимся тоном проговорил молодой человек и предложил: - Если хотите, мы сами отнесем Вашего сына в смотровую, а Вы подождете его в машине.

- Господин Болен, это самый разумный выход, - зашептал Харун, теребя Дитера за рукав. - Джимми здесь всех знает, а значит не испугается и его не обидят.

Словно в подтверждение его слов Джимми увидел вдали мальчика из соседней палаты и завопил вне себя от в восторга:

- Тори! А у меня теперь свой собственный Hummer H2 есть!

Дитер фыркнул, собираясь сказать все, что он думал о главном враче и клинике в целом, но молодой человек дал знак коллегам. Те неспеша подошли и встали по бокам от Поп-Титана.

- Мне доктор Штерн вчера подарил! - хвастался Джимми нежданным слушателям. - Ди думает, что это - "феррари", а дядя Харун - что Рено Меган! Жалко что он дома у Ди остался.. Ой, Ди, а давай мы сейчас быстренько съездим и привезем его сюда?! Я вам всем-всем-при-привсем покататься дам! Честно-пречестно!

Врачи заулыбались, радуясь пациенту, которого не нужно часами уговаривать и убеждать что папа его дождется. Один из них, рыжеволосый бородач в зеленой униформе, похожий на доброго великана из сказки, протянул руки, чтобы принять малыша как эстафетную палочку у Дитера и тут-то Джимми и вспомнил, куда и зачем они пришли!

Обхватив брата за шею, он заревел, постепенно увеличивая громкость и действуя на нервы окружающим. Начавший было смиряться с дурацким положением Дитер мигом очнулся и пошел в атаку.

- Где эта чертова смотровая? - стараясь перекричать детский рев спросил он. - Языки что ли проглотили?

- Господин Болен, - залепетал Харун, забыв о субординации и вцепившись как пиявка в рукав кумира. - Ради Бога, не делайте глупостей!

- Еще не хватало чтобы МНЕ кто-то указывал, что делать! Ребенок как печка горячий, а я по их мнению должен стоять как идиот и ждать пока он... Дерьмо!

Врачи, посовещавшись, решили что здоровье ребенка и правда важнее ссоры Дитера Болена с их шефом - бородач в зеленом, доктор Штефаниц, обогнал братьев и повел их к лифту.

Харун же упал в ближайшее кресло, скуля как побитый пес. Прав Дани - Болен лезет в бутылку ради пиара, ему на руку любая шумиха и он, Харун, готов поверить в то, что Дитер и правда лично отправил в редакцию снимок с медсестрой с требованием о публикации!

Глава 21.

- Так-так-так, Харунчик, не спим! - до отвращения жизнерадостный голос раздался над головой и задремавший было в кресле Харун застонал. - Признавайся что Болен на этот раз отмочил? И почему мы с шефом узнаем об этом не от нашего "подающего надежды автора", а от Гугла?

Харун пробормотал нечто нераздельное, но Даниэль так легко сдаваться не стал. Плюхнувшись в соседнее кресло, он обнял коллегу за плечи и так стиснул, что сон с того мигом слетел.

- Вот так-то лучше. Колись: Болен и правда "ворвался в кабинет главрача, станцевал в чем мать родила на его столе, а потом устроил дикую оргию со всем персоналом, включая мужиков, мстя за детей-инвалидов всея планеты"? Я начинаю старикана уважать!

- Дани, ты идиот. Джимми для него как сын родной!

- Как сын, говоришь? Харун, ты гений! Предложу Йоцлем Эванс из онлайна тотализатор: "Через сколько дней / недель / месяцев Болен даст малышу Джимми, как и своим деткам, пинка под зад?"

- Не смей! - завопил Харун, набрасываясь на коллегу, с азартом набиравшего текст на смартфоне.

Даниэль ожидал подобного трюка - ловко увернувшись, он как ни в чем не бывало продолжил работу и через пару секунд издал ликующий вопль:

- Есть!

Харун затравленно смотрел на него, не зная что делать. А Даниэль, покровительственно улыбнувшись, заметил:

- Харунчик, пойми: Bild Zeitung - не приют Матери Терезы. Нашим читателям нужны сенсации и им глубоко ... плевать, было ли это на самом деле или нет. Дитер Болен - на нашей стороне, он знает правила игры и принимает их: он чешет нам спинку - мы в ответ почешем ему, если ты понимаешь о чем я. Расслабься, все путем!

- Прошу прощения, господа, но больница закрывается для посетителей, - извиняющимся тоном проговорила пожилая женщина в белом халате.

Харун тут же вскочил, бормоча извинения, а Даниэль спросил:

- Как самочувствие у сына Дитера Болена? Его доставили около часа назад.

Женщина настороженно посмотрела на сиявшего как пятак Даниэля и ответила:

- Сожалею, но такого рода информацию мы даем только родителям пациентов по их личному запросу.

Ни один мускул не дрогнул на лице Даниэля - он заверил, что и сам привык жить по правилам и меньше всего на свете хотел бы причинять неудобство госпоже доктору, стоявшей перед ним. Харун его поддержал и, боясь как бы тот чего не натворил, потащил за собой к выходу.

Глава 22.


Оставаться в клинике Джимми наотрез отказался и все еще не пришедший в себя Дитер его активно поддержал - доктор Штерн так и не появился, выставив Поп-Титана полным идиотом.

- Ну что Вы хотите, господин Болен, - ласково проговорил дежурный врач, утешая Джимми после осмотра. - Если доктор Штерн пошел к Вам на встречу и дал в порядке исключения, прошу заметить, номер своего мобильного телефона, это не значит, что он автоматически стал Вашим личным врачом и должен отныне мчаться к Вам по первому зову. Джимми уже не его пациент, он по Вашей же просьбе и под Вашу же ответственность подписал бумаги для досрочной выписки. Позвоните своим юристам, они скажут Вам то же самое.

Дитер угрюмо молчал, сидя рядом с Джимми на кушетке, зато сам Джимми молчать не собирался.

- Ди, я хочу кушать и спать! - протянул он, пихая брата босыми пятками в бок. - Пойдем домой! Я скушаю все-все-все-привсе что ты приготовишь, честно-честно! И засну сразу, ты даже книжку можешь не читать и песенку не петь! Ди-и!

Врач с улыбкой погладил его по головке и кивнул в ответ на немой вопрос Дитера.

- Так уж и быть, господин Болен, дадим Вам еще один шанс! Но если Джимми станет хуже в дороге или, не дай Бог, ночью... Будем надеяться на лучшее, но как Вы говорите: "Планируй, а не санируй!".

Дитер, подумав, кивнул и с хитрой улыбкой объявил:

- Кто последний - лох и лузер!

Джимми, поняв, что они все-таки едут домой восторженно ахнул и заворочался на кушетке, пытаясь подняться. Врач начал его одевать, стараясь обогнать шалившего как мальчишка Дитера - хохот поднял на ноги весь этаж и в смотровую потянулись разбуженные дети.

- Дитер!!! Привет!!

- А я знала что ты придешь, - заявила малышка с набивной Барби, подходя к Дитеру. - А мне никто не поверил.

- Да ну? - удивился Дитер, опускаясь перед ней на колени.

- Ага. Меня Тилли зовут, я из "ревмы". Ты мне во сне сейчас приснился. Как будто я пришла на DSDS, а ты сказал: "Суперзвезда найдена! Ее зовут Тилли!"

- Дитер, ты ее не слушай, - с гримаской сказала девочка лет семи, подходя ближе. - Она - врушка! Меня зовут Малик, я ее соседка по палате.

- И вовсе не врушка! - топнула ножкой Тилли и со слезами затараторила: - Не врушка! Не врушка! Вы все завидуете что Дитер МНЕ приснился! И пришел он - ко мне! Правда, Дитер? Ты ведь ко мне в гости пришел? Да?

Джимми, насупясь, смотрел на девчонок, решивших увести его брата. Ну уж нет, в этот-то раз он без боя не сдастся!

- Ди - МОЙ брат! - грозно воскликнул он, сжав кулачки. - И мы с ним сейчас уходим! Нам девчонки не нужны! Правда, Ди?!

- Никакой он тебе не "брат"! - не менее грозно вскричала Малик. - Дитера заставили тебя взять, а то ты бы там в своем русском детдоме давно бы от голода и ревматоидного артрита умер! Об этом ВСЕ в Германии знают! Дитер, скажи ему!

- Народ, а вы на часы-то хоть смотрите, не? - воскликнул Дитер, заговорщицки ухмыльнувшись растерявшемуся братишке. Дети загалдели, спрашивая наперебой сколько времени. - Уже час ночи! Ай-яй-яй! А ну-ка марш в постельки, я не поленюсь к КАЖДОМУ заглянуть и проверить, спите вы или ПОП-ТИТАНА обмануть решили?! На старт... Внимание... БОЛЕН-ТРЕВОГА!

Дети с топотом и визгом, стремясь обогнать друг друга, бросились в коридор. А Дитер, с улыбкой покачав головой, присел на кушетку. Джимми тут же воспользовался случаем - вскарабкался к нему на колени, прижался изо всех силенок и умиротворенно затих. Все-таки Ди - ЕГО брат!


Глава 23.


Харун сидел в машине Даниэля, увозившей его в редакцию и со страхом думал о том, что будет когда кумир прочтет утренний выпуск. Ведь статью-то он еще в глаза не видывал!

- Харунчик, ты там могилку-то себе присмотрел или как? - как ни в чем не бывало поинтересовался Даниэль, притормаживая на перекрестке. - Гробик удобный заказал? А! Или ты, думаешь, Болен тебя калекой оставит - в назидание потомкам?

Харун устало посоветовал ему "заткнуть пасть".

- Наш хомячок вообразил себя тигренком?

- Я разбил Дитерову машину.

- Не может быть?! И ты все еще жив?

- Дани, я не шучу! Помоги отремонтировать - я все сам оплачу, клянусь, заплачу и тебе за помощь! Дитер меня тогда простит!

Даниэль хмыкнул и до офиса не проронил ни слова. Харун тоже молчал, набирая заветный номер - два гудка и сброс, "абонент вне зоны действия сети". Или с Джимми что-то страшное или Дитер на него злится.

Когда раздался звонок, Дитер сидел возле кровати Тилли и болтал с ней как с дочкой или по крайней мере как с давней знакомой.

Девочка и правда очень любила и умела петь - в свои шесть лет она была лауреатом и дипломантом многих детских вокальных конкурсов, а ее мама даже создала для нее канал на YouTube, который еженедельно просматривало до пятисот тысяч зрителей - боясь, что Поп-Титан ей не поверит, она попросила его айфон и ввела в браузере адрес своего канала.

- И ты сама пишешь себе песни? - переспросил Дитер, глядя то на экран айфона, то на юную поклонницу. - Нет, в самом деле сама? И мелодию, и стихи, и аранжировку?

Тилли с улыбкой закивала.

- Ай-яй-яй-яй-яй.

- Дитер, а можно тебя кое о чем спросить? Как коллега коллегу?

- Как коллега коллегу... Валяй!

Ожившись, девочка села в постели и заговорщицким шепотом произнесла:

- Я написала песню для Джимми. Можно мы ее дуэтом исполним на кастинге детского Евровидения?

Рот у Дитера от такого вопроса открылся сам собой, а Тилли с мольбой уставилась на него.

- Ну пожалуйста, Дитер! Я знаю, что ты своих детей на сцену не пускаешь, но Джимми-то не твой сын! Значит ему можно! Он справится - я видела как он с клоунами выступал, так смешно было! Ой, извини, я не в том смысле что он читать рэп не умеет... Просто клоуны под его песню танцевали и номер получился смешным! Нашему худруку бы точно понравилось! Дитер, что ты молчишь? Скажи: "Да!" и все!

Дитер вздрогнул, приходя в себя, нахмурился, открыл было рот, чтобы что-то сказать, но Тилли засияла как солнышко.

- Ой, Дитер, ты супер-пупер! Ты не пожалеешь, что дал нам шанс!

- Я? Дал вам шанс?

- Ну конечно же дал! Я умею читать по глазам - это мой талант, после пения, конечно. А твои глаза сказали "да" - ты и правда не умеешь детям отказывать! Спасибо-спасибо-спасибо! Евровидение, мы идем! Германия, твои новые звезды - Джимми и Тилли! Ур-ра!


Глава 24.

Ехать на разбитой машине Дитер не рискнул - позвонил Харуну с просьбой пустить их с братишкой переночевать. Харун вместо ответа разрыдался в трубку:

- Господин Болен, если бы Вы знали, что написал о Вас Дани в своей статье! Ради Бога, простите, я не знал, что он на такое способен!

- Приятель, мне плевать и на него, и на его дурацкие писульки. Уноси ноги из Bild, как друга прошу!

Харун заверил, что заявление об увольнении уже в компьютере, он утром же его распечатает и положит главреду на стол. Дитер одобрил его решение и еще раз спросил, не найдется ли в его квартире место для них с Джимми.

- Конечно, конечно, господин Болен! Я дам Вам ключи от квартиры, посплю на диване в редакции - у нас летучка сегодня в семь утра.

- Не забудь заявление. Лично проверю и позабочусь о том, чтобы они тебя до полудня рассчитали! Поверь, приятель, ты мне еще спасибо скажешь.

Харун тяжко вздохнул и нажал отбой. Даниэль, с интересом прислушивавшийся к беседе, не смог упустить шанса пнуть лежачего:

- Харунчик, Харунчик.. Когда же ты у нас повзрослеешь? Дитеру Болену не нужны друзья, ему нужны рабы, пляшущие под его дудку. А вас, фанатов, он и подавно в грош не ставит.

Решив вопрос с жильем, Дитер в отличном настроении вернулся в смотровую - Джимми, готовый к выходу, посапывал на кушетке под присмотром дежурного врача. Тот с извиняющейся улыбкой пожал плечами и шепотом попросил Дитера не будить малыша - температуру с трудом, но все же удалось сбить, ему нужен полный покой, а утром его посмотрят специалисты.

- Если хотите, господин Болен, Вы можете лечь в комнате отдыха персонала - там у нас кровать с ортопедическим матрацем, очень удобная, я скажу коллегам, чтобы Вас не беспокоили.

Дитер, посмотрев на улыбавшегося во сне братишку, ответил, что бодрствовать до утра ему не привыкать и он останется в смотровой. Врач вежливо улыбнулся и занялся своими делами.

Проснувшись утром, Джимми не сразу понял где находится. Комната с мультяшными рисунками на стенах и на потолке, запах лекарств...

- Ди-и! - позвал он и заворочался с боку на бок.

Дитер тут же откликнулся на зов и с улыбкой склонился над ним.

- Привет, соня. Будем вставать или еще поспим?

- А мы где?

- Там же где и вчера, братишка - Харун сломал нашу машину, мы уехать не смогли.
- Дядя Харун больше не будет! Не ругай его, он хороший! Ладно, Ди?

- Раз ТЫ просишь - ладно, не буду ругать, так уж и быть.

Джимми улыбнулся в ответ и протянул к Дитеру руки.

Глава 25.

Харун сидел за своим столом в редакции и, обхватив голову руками, выл себе под нос. Почему, почему, почему он всегда оказывается крайним? Bild для него - как рай для верующих, вершина Олимпа, на которую он чудом взошел и с которой его гонят. Дитеру Болену, разумеется, виднее, никто не спорит, но это не ЕГО жизнь! Он же в песнях учит: "Тебе открыты все пути, живи так как считаешь нужным!" Или это - аутотреннинг по-боленски? Может быть это он сам себя наставляет?! И песни пишет на самом деле для себя самого?!

- Харунчик, кончай выть - дуем к твоему ненаглядному, - распорядился Даниэль, пробегая мимо него к выходу, набирая что-то на планшете. - Шефу приспичило взять у Джимми интервью! Ты за рулем, я на вопросах, Йоахим фотографирует. Ясно?

Час от часу не легче! Взвыв напоследок сиреной, перепугав всех, кто был в тот момент в кабинете и даже не извинившись, Харун помчался догонять резвого не по годам напарника.

Йоахим, длинноволосый парень в потертых джинсах и грязно-белой толстовке с обрезанными чуть ниже локтя рукавами, пришел в редакцию недавно - как и Харун, он был неисправимым романтиком и ярым фанатом. Правда не Поп-Титана, а актера Хайнера Лаутербаха.

- Ты смотрел Reality XL? - с горящими от восторга глазами спросил он Даниэля, едва машина тронулась с места. - Только не говори, что в первый раз о таком фильме слышишь - Bild всегда в теме!

- Отстой, - рассеянно отозвался тот, не отрываясь от планшета. - С детьми ладить умеешь?

- А то! Трое девчонок и один пацан!

- Многодетный папаша?

- Поднимай выше! Многодетный отец-одиночка! Подружка родила четверню и объявила...

- Встречаемся в восемь в баре. Никому не продавался? Говори как есть - я проверю.

- Думаешь... обо мне напишут в Bild?!

- Не обещаю, но попробовать можно.

На Йоахима его слова произвели такое впечатление, что он всю оставшуюся дорогу сидел, зажав рот обеими руками и затравленно озираясь по сторонам, боясь проговориться.

С трудом найдя свободное место на больничной парковке, Харун втиснулся между двумя "опелями инсигниями" и нервно сглотнул - до того, как кумир легкомысленно пустил его за руль, у Поп-Титана была точно такая же белоснежная красавица.

- Харунчик, ты там часом не заснул? - крикнул снаружи Даниэль. Они со все еще зажимавшим рот Йоахимом переминались с ноги на ногу, словно ожидающие старта лошади. - Звони Болену - пусть выходит. Без него нас не пропустят!

Выходить Дитер наотрез отказался, заявив что врать Харун не умеет ни на грамм - он прекрасно видит Даниэля из окна палаты, если их шайка тот час же не свалит, полиция церемониться не станет.

Переговоры ни к чему не привели - Дитер отключил телефон, объявив на прощание что полиция уже в пути.

Даниэль впал в ярость, собираясь брать штурмом больницу - за первое в истории интервью с малышом Джимми ему был обещан полумиллионный гонорар! Но Харуну с Йоахимом удалось скрутить его раньше, чем он добрался до крыльца и усадить обратно в машину.

- Я убью Болена! Клянусь, я не шучу - у меня есть пистолет и право на владение оружием! И меня оправдают - родина скажет спасибо!

Глава 26.

Когда измученного обследованиями и заваленного игрушками Джимми привезли в палату, там его уже ждали Тилли и ее мама. Они болтали с Дитером как с давним приятелем, то и дело над чем-то смеясь.

Сил ревновать брата у Джимми не было, поэтому он решил простить на этот раз девчонок и попросил медсестру уложить его спать.

- Только мы с Ди потом домой поедем! - предупредил он, с надеждой глядя на медсестру. Та с улыбкой заверила, что никто его в больницу класть не собирается - ему уже намного лучше и дома он быстрей поправится.

- А когда я бегать смогу?

- Ай-яй-яй, Джимбо, и давно ты тут лежишь? - воскликнул Дитер, оборачиваясь на голоса.

Медсестра, у которой язык не поворачивался сказать ребенку, что бегать он не сможет никогда, с благодарностью улыбнулась Поп-Титану и передала бразды правления в его руки. А тот уже вошел в роль - плюхнувшись на кровать Джимми, он затеял с ним спор на равных о том, в какой цвет лучше выкрасить "их" машину и какие навороты добавить. Раз уж отгонять ее в сервис, надо оторваться по полной - когда же еще такая возможность представится?

Тилли смотрела на кумира с восторгом, жалея, что сама в машинах ничегошеньки не понимает, а значит и в споре принять участие не может.

- Господину Болену воспитателем надо было стать, а не музыкантом, - заметила ее мама и медсестра ее поддержала.

- Он у нас всю ночь по отделению гулял - то одного уложит, то с другими подурачится, а одной девочке плохо стало, так он лично первую помощь оказывал, пока ее соседки за врачом бегали!

- С его сынишкой что-то серьезное? Такой милый мальчик!

Медсестра покачала головой.

- Врачебная тайна.

Мама Тилли покраснела и забормотала извинения - любопытство ее погубит!

- Джимми! - робко позвала Тилли, и Дитер тут же прервал разговор.

Заговорщицки улыбнувшись, он спросил:

- Делу - время, потехе - час, да?

Тилли улыбнулась в ответ и подошла к кровати. Джимми тут же нахохлился как воробей, приготовившись дать девчонке отпор, если что. Дитер, заметив это, посадил его к себе на колени и сказал на ушко:

- Братишка, давай-ка дадим ей шанс, а? Что нам стоит? А ей приятно!

Джимми, окинув взглядом наглую девчонку, неуверенно кивнул и прижался к брату.

- Джимми... Мне понравилось как ты рэп читаешь... И...

Тилли осеклась, растеряв вдруг силы и уверенность и беспомощно оглянулась на маму - та щебетала с медсестрой, забыв обо всем на свете.

- Братишка, Тилли хочет предложить нам с тобой выступить вместе с ней на концерте, - подхватил идею Дитер, улыбнувшись Тилли. - Мне понравилось как она поет. Но решать тебе - я в любом случае буду на твоей стороне, даже не думай во мне сомневаться!

Вместо ответа Джимми захныкал, полез обниматься с братом, всячески показывая что он устал. Тилли от такого приема тоже скисла - заплакала, жалуясь на боль во всем теле, и медсестра вспомнила о своих обязанностях.

Когда гости уходили, мама Тилли задержалась возле кровати - с умилением понаблюдав за тем, как Дитер укладывает Джимми, она вытащила из сумочки визитку, положила ее на тумбочку, а затем тихонько вышла в коридор.

Глава 27.

Ехать в редакцию Даниэль отказался. На все уговоры твердил, что без интервью он с больничной стоянки шагу не сделает - если Болен возомнил себя пупом Земли, это его проблемы. Каждый делает свое дело и зарабатывает на кусок хлеба с маслом как умеет.

- И о чем ты будешь ребенка спрашивать? - поинтересовался Йоахим, ерзая на сиденьи. - В таком состоянии ты его только напугаешь.

- Не твое дело. Твое дело - сенсационный кадр. Как, к примеру, Болен его избивает, когда никто не видит. Пол-лимона за пастораль не дают.

- Дани, ты спятил! - вскричал Харун.

- А кто нет? Или ты - или тебя.

Не подозревавшие о заговоре журналистов Джимми с Дитером сидели в палате, ожидая решения врачей - оставаться ли в стационаре или можно лечиться амбулаторно.

- Ди-и, я буду хорошим мальчиком , - ныл Джимми, ворочаясь с боку на бок, - пойдем домой.. Я уже отдохнул! Честно-честно!

Дитер, сидя на стуле возле его кровати, с отрешенным видом поигрывал визиткой мамы Тилли, прикидывая стоит ли овчинка выделки. Какой из больного ребенка артист, тем более участник Евровидения? Сломается на первой же репетиции, а всех собак спустят на Дитера Болена - мало ему здоровой как бык молодежи, теперь он до детей-инвалидов добрался. Деньги из горя делать вздумал! Да и Джимми на сцену не рвется..

- Ай-яй-яй, братишка, скажи-ка честно: ты хочешь выступить с Тилли?

Джимми, радуясь, что Дитер обратил на него внимание, тут же оживился:

- Хочу!

- Но ты ведь знаешь, да, что меня на сцене не будет? Я буду смотреть на вас из зала и если слова в песне забудешь подсказать их тебе не смогу.

- А.. Тилли не будет надо мной смеяться?

- Не будет! Это я тебе, Джимбо, гарантирую - хоть она и девчонка, мозги у нее что надо!

Джимми обменялся с братом заговорщицкой ухмылкой и объявил:

- Тогда я буду с ней выступать! А когда? Сегодня, да?

Дитер добродушно расхохотался, а когда успокоился сказал:

- Нет, братишка, для начала мы вас с дядей Джео и мамой Тилли на студии послушаем. Покажете, что умеете, а там видно будет. Все ясно?

- Ага..

- Выше нос, младший брат Поп-Титана! Я в тебя верю и ты в себя поверь. Все у нас будет Hammer, да?!

Джимми застенчиво улыбнулся и натянул на голову одеяло.

Глава 28.

Диагноз подтвердился - ювенильный ревматоидный артрит, стадия обострения.

Дитер пытал врачей, требуя сказать "то же самое, но на этот раз по-немецки - ребенок жить будет?". Врачи терпеливо уверяли его, что Джимми в нормальном состоянии, его жизни ничто не угрожает, если Дитер будет вовремя давать ему лекарства и следить за режимом, все будет в полном порядке.

В разгар беседы в палату влетел Харун и, не обращая внимания на присутствующих, бросился к Джимми.

- Дядя Харун пришел! - завопил тот, пытаясь натянуть свитер. - Дядя Харун, а ты мне поможешь одеться? Ди говорит, что занят!

- Плевать на свитер, - рявкнул Харун, хватая его в охапку. - Надо бежать пока дядя Дани не очнулся!

Напуганный таким обращением Джимми растерялся и позволил делать с собой все, что угодно. Зато Дитер сходу пошел в атаку:

- А ну выметайся пока цел!

- Господин Болен! - заголосил Харун, роняя Джимми и падая вслед за ним на колени перед кумиром. - Дайте телефон Вашего адвоката - я убил Дани...

- ЧТО?!

- Он хотел взять интервью у малыша Джимми! Мы с Ахимом, фотографом, пытались его остановить, правда, но он как с ума спятил...

- Это Я с вами спячу! Идиоты в халатах талдычат, что ребенок у меня ходить не сможет, чокнутой домохозяйке на Евровидение приспичило, а этот...! Дерьмо на палочке! Влипаете вы, а расхлебывать - Болену!

- Господин Болен!

- Харун, не зли меня! Подойдете к ребенку ближе чем на километр - я вашей дерьмовой газетенке...

Продолжить тираду ему не дали - Джимми, которого окружили врачи, боясь, что он себе что-нибудь повредил при падении, взвыл сиреной. Харун в унисон ему подхватил вой, качаясь как на рок-концерте.

- Господин Болен, еще одно, - деловито обратился к стоявшему столбом Дитеруодин из врачей. - Не позволяйте Джимми падать. Даже с кровати или инвалидного кресла!

Дитер на автомате кивнул, и врач ободряюще улыбнулся.

- Все будет хорошо! Вы подарили малышу Шанс, и Всевышний Вас не забудет.


Глава 29.


Несмотря на попытки Харуна успокоить разъяренного кумира, пускать дело на самотек тот не пожелал. Дитер позвонил адвокату, но не для того, чтобы спасти отчаянного фаната - подать в суд на Даниэля, если тот подаст признаки жизни!

- Харун, езжай в редакцию и забирай свои шмотки, - распорядился Дитер, закончив разговор. - В Bild ты больше не работаешь если они захотят тебя вновь нанять, будут обсуждать свое желание со мной. Ты все еще здесь?!

Видок у Харуна был еще тот! У-уволен? Но.. Он ведь так и не написал заявление!

- В этой дерьмовой газетенке слово Болена еще имеет некий вес. Когда закончишь, езжай в Тетензен - отметим твое "освобождение". Не кисни, приятель, ты мне еще спасибо скажешь!

Все еще не веря в то, что Дитер Болен, человек, ради которого он еще недавно готов был умереть, вот так просто взял и разрушил его мечту, Харун поплелся к выходу. Неужели Дани прав? Дитеру не нужны друзья, только бессловесные рабы, пляшущие под его дудочку?

Когда он подошел к машине, Даниэль уже пришел в себя и болтал с кем-то по телефону. Увидев Харуна, он швырнул в него мобильником из окна и заорал:

- Болен...!!!! Этот...уволил нас обоих!!!! Его адвокатишка позвонил и объявил, что его клиент желает встретиться со мной в суде! Он хочет войны? Он ее получит! Ты со мной?

Харун неуверенно кивнул, приведя теперь уже бывшего коллегу в восторг.

- Так, Харунчик, а теперь нам с тобой надо ребенка спасать. Говоришь, Болен в гости тебя звал? Отлично!

- Дани...

- Мелкий сегодня вечером будет в детдоме с запиской от Его Величества Поп-Титана Тетензенского: "Я - не нянька для русских инвалидов! Чао-какао!" Или как он там говорит?

- Дани, не смей!

- Дитер Болен хочет войны? Дани Райм ее устроит. No pasaran!

Statistics